Анна Чедия Сандермоен о независимом мышлении – Sandermoen Publishing – книжное издательство в Швейцарии
EnglishRussian

Анна Чедия Сандермоен о независимом мышлении

Интервью с Анна Чедия Сандермоен, автором книги «Секта в доме моей бабушки» (2020). Книга описывает документальные события, быт столбуновцев. Анна сумела выбраться из патриархальной секты, преодолела навязанную идеологию, восстановила равновесие в собственной жизни. Вопросы, которые будут в этом интервью, касаются преодоления тотального индуцированного бреда.

Источник: www.wmmsk.com

Любава Малышева: — Как женщины мы переживаем худшие времена. Утрачиваются женские права, борьба за которые шла столетия. Некоторые люди желают превратить мир в подобие тоталитарной секты, насаждая ненаучные идеи — например, о том, что биологических женщин не существует, что в паспорте совершенно не нужно указывать пол, гендерная статистика не нужна, пол можно менять при помощи операций и гормональных препаратов, что кто-то рождается не в своём теле. Тех, кто думает иначе, например, Роулинг — травят. Что вы об этом думаете?

Анна Сандермоен: — Я могу высказаться про ненаучные идеи. Этому есть только одно решение — развивать образование и обеспечивать его доступность. Интернет в этом смысле палка о двух концах: с одной стороны, он является средством распространения глупостей, а с другой — он же и источник подлинных знаний. Вопрос в том, что перевешивает. Конечно, перевешивают глупости и бред, потому что они всегда предлагают простые разгадки сложным явлениям. Но индикатором ненаучности чаще всего и является простота. Слишком простое и быстрое решение должно насторожить умного человека.

Л.М.: — Подростки наиболее чувствительны к трансгендерной идеологии, просиживая целые дни в интернете, они первыми попадают под удар сетевых мошенников, транс-пропагандистов. Формулы бреда уничтожают доверие к своей семье, разрушают личные границы. Что нам делать со всем этим? Как уберечь детей от необдуманных решений, токсичных лекарств, калечащих операций?

А.С.: — Только знаниями. Детям и подросткам надо давать настоящие научные знания. С самого детства приучать их мыслить критически, создавать такую доверительную атмосферу, в которой они не боялись бы задавать любые вопросы, когда есть место для дискуссии на любую тему. Но они должны по возможности от нас, взрослых, и ответы получать. С детьми надо много общаться, создавать и поддерживать диалог. Тогда они в момент сомнений скорее всего будут приходить к нам за советом. И это может уберечь от многого.

Л.М.: — Как выводить людей из ментальных ловушек? Что делать, если логика больше не работает?

А.С.: — Книги. Личный опыт. Обучение. Путешествия. Общение с самим собой и другими. Изучение разных языков. Все это развивает и обогащает фантазию, формирует образ мыслей, учит человека мыслить и думать не в одном, а в разных направлениях. Все это также дает навыки самостоятельности и самоуважения. Человек, для которого жизненно важно быть самостоятельным, быть собой, будет и мыслить независимо. Для него многочисленные ментальные ловушки будут лишь как интеллектуальное развлечение типа бега с препятствиями, когда на финише ты все равно останешься наедине с самим собой.

Л.М.: — Можете ли вы вспомнить, какие стадии проходили во время перехода от веры в принципы Столбуна к так называемой нормальной жизни? Что вам помогало?

А.С.: — Тут сыграло роль два фактора. Во-первых, я стала подростком (мне исполнилось 12) и поэтому у меня появились критические мысли. Пока я была ребенком (меня отдали в секту в 7 лет), у меня их не было, я верила всему, что происходило. Да, что-то меня возмущало, что-то злило, что-то расстраивало, но в целом я воспринимала это все как часть себя, некую неизбежность. Таково детское восприятие. Второй фактор: к счастью, мама меня забрала из секты в обычную жизнь, и школу я уже заканчивала в нормальном мире. Поэтому сам факт пребывания в секте в течение шести лет (по сути это все мое детство) не был для меня чем-то очень драматичным, а вот то, что для моей семьи это как не было, так и не является чем-то таким, чего надо стыдиться, для меня больной момент до сих пор.  А то, что было в прошлом в детстве, для меня лично уже скорее как любопытная история, которую я в своей книге и описала. Для меня важно не то, что произошло, а именно последствия этого, то, как это повлияло на мою дальнейшую жизнь. Я сама все стадии от безусловной веры до сомнения и не-веры прошла успешно, а вот моя семья — нет.

Л.М.: — Все мы пережили крушение системы коммунистического бреда, для многих он был и целью, и ядром личности. Как проходила декоммунизация в вашем случае? Как человек освобождается он нескольких систем, царствующих в его голове?

А.С.: — Путем сравнения. Я очень много путешествовала по миру, причем не туристическими турами, а по-настоящему, подолгу, с проживанием в разных странах, с изучением культуры и языков. Моей целью было разобраться и понять, а можно ли жить иначе, и если да, то как. Мне довольно быстро стало ясно, что, конечно, можно жить по-другому да еще и намного лучше. А также мне стало ясно, что лично мне совершенно не подходит коллективный образ жизни, который предполагается коммунистическим режимом. Меня это просто убивает.

Л.М.: — Как родителям начать восстанавливать отношения с ребенком, который был убежден, что его родители — враги?

А.С.: — А всегда ли надо это делать? Ситуации, конечно, разные. Но вообще мне кажется, что если ребенок не хочет общаться с родителями, у него, как правило, на это есть причины. И эти причины для него важны. Если стоит цель повлиять на ребенка, чтобы он перестал считать своих родителей врагами, стоит узнать, почему именно он так считает. Возможно, разобравшись, конфликт легко решится. Или не решится. Но хотя бы станут ясны причины. Просто в отношениях между детьми и родителями существует огромное количество табу, того, о чем говорить не принято или непонятно как. У ребенка, к примеру, язык не повернется, он просто не сможет рассказать на словах об отце педофиле, или каких-то моральных манипуляциях со стороны родственников. Для того, чтобы быть способным это осознать и сформулировать на словах, необходимо повзрослеть: набраться опыта и знаний. К тому же в российском обществе принято говорить, что дети родителей (как, кстати, и Родину) обязаны любить несмотря и на что, а вот слов о том, что и родители обязаны любить несмотря ни на что своих детей, я не слышала никогда. Поэтому ситуации, когда дети не принимают своих родителей, к сожалению, часто очень даже оправданы.

Л.М.: — Недавно вышла еще одна поразительная книга о заблуждениях — труд Лидии Канг и Нэйта Педерсена: «История шарлатанства». На русский ее перевел известный врач Алексей Кащеев. Там описываются мириады ненаучных идей, применявшихся для «лечения» как во времена наших бабушек и в современное время. По сравнению со многими из этих методов столбуновское «слоили и стучали» и даже химические ожоги кажутся гомеопатией. Мы до сих пор окружены ложью, обвиты утверждениями, что нет истины, что всё относительно. Наши аптеки наполнены шарлатанскими препаратами, как в древние времена. Что вы советуете людям, постоянно попадающим в цепкие лапы мошенников от псевдомедицины?

А.С.: — Как всегда, рецепт только один: получать образование. Раньше можно было надеяться в плане образования только на государство, которое само было безграмотным и вся его система образования строилась преимущественно на пропаганде, а теперь, слава богу, благодаря интернету мир открылся. Учите языки, получайте образование в разных странах. Все это возможно онлайн. Я сама в онлайн образовании работаю и понимаю, что будущее за этим.

Л.М.: — Женщины очарованы мифами о романтической любви, вступают в ресурсные отношения и оказываются в клетке патриархальной идеологии — вместе с абьюзером. Как следствие, они терпят насилие и гибнут. Во всем мире эпидемия фемицида. В чём вы видите решение на низовом практическом уровне?

А.С.: — Образование. Книги с описанием личных историй. Одно из направлений моего издательства в Швейцарии как раз об этом. Я издаю истории таких женщин, они очень поучительны. Хотя мы их продаем и позиционируем как развлекательную литературу. Мы же не можем помочь жертвам абьюзеров, продавая им книги под названием «Как жить с насильником». Ни одна женщина не купит такой книги просто из страха, что ее партнер это увидит. Поэтому мы делаем такие книги так, будто это развлекательнная женская литература. А женщинам, которые и не живут с абьюзерами, такие книги все равно не интересны.

Л.М.: — Как наши читательницы могут проверить, что они не проживают в ловушке какого-нибудь корыстного манипулятора?

А.С.: — Если он дает тебе больше, чем берет, значит, это ваш человек. Но эта сказка может закончиться, если ты не будешь поступать по отношению к нему точно также. У вас должен всегда возникать спор о том, кому достанется самый лакомый кусочек. Пока вы об этом спорите, все хорошо.

Л.М.: — Ваша жизнь сейчас — это дружная семья, успешное издательство, райские пейзажи и великолепная еда. Это дает сказочную надежду многим людям, которые теперь находятся на дне. Жертвам диктаторской пропаганды, у которых нет ресурсов для побега из страны, жертвам домашнего насилия, которые не могут покинуть агрессора, людям, вовлеченным в проституцию… Если они прочитают этот текст, с чего начать побег? Дайте несколько советов тем, кто хочет выбраться из клетки.

А.С.: — Только образование. С него все начинается. Даже из тюрьмы, скорее всего, сейчас можно получать образование онлайн. По-настоящему умные и порядочные люди, те, кого вы могли бы выбрать себе в партнеры, ценят не богатство или красоту, а именно ум и порядочность. Вот за что платят дорого, вот чему посвящают жизни. Учитесь! Второй важный момент — это ваше тело, ваше здоровье. Но это уже следствие образования. Я лично знаю много, казалось бы, умных людей, но они спивались и рано умирали. Беспечность в плане здоровья по отношению к себе — это тоже глупая вера в свою исключительность, мол авось пронесет. Нет, с годами расплата приходит за все. Мы больше всего платим за собственную глупость… Поэтому книги надо читать, чтобы учиться на чужих ошибках.

Л.М.: — Абсурдные манипуляции с телом, якобы лечащие, спасительные для мира и человека и дословно оскорбления — совпадают у транс и столбуновцев, “фашистка” и “блядь” неотличимы от “феминаци” и “стервы”, которыми теперь клеймят любую, решившуюся сказать, что быть женщиной это биологическая реальность. Почему возникает это совпадение?

А.С.: — Ой, сколько я себя помню, мне всегда казалось, что родиться женщиной самая большая неудача в жизни. Ты физически слаба, ты часто болеешь и ограничена в своих действиях из-за ежемесячной менструации, ты вынуждена тратить намного больше денег и времени, чем мужчина, на свое здоровье и физическую защиту, и тебя же за это еще и постоянно унижают и только по одной простой причине: ты слабее, ты не можешь дать сдачи и никто тебя не защитит. Но раз женщина физически слабее мужчины и она сама не всегда может себя защитить, в отличие от мужчин, то значит, ее должно защищать коммьюнити или государство, где она живет. Поэтому я считаю, что важно заниматься именно юридическими аспектами. А те, страны, где этими вопросами не занимаются, и даже откатываются назад, как в России с законом о домашнем насилии, для меня абсолютный третий мир… Там вообще никакой надежды на достойную жизнь нет.

Рекомендуем прочесть книгу «Секта в доме моей бабушки» (2020) и надеемся, что это поможет избежать многих жизненных ошибок.

Источник: www.wmmsk.com


Напишите комментарий